Чудесная шуба Алдара-Косе

(казахская сказка)

Только в лисьей шубе в такую холодную зиму нельзя было замерзнуть! А в дырявой-предырявой шубенке Алдар-Косе мерз каждый день. Ехал он раз по степи — руки, ноги озябли, нос посинел, скорей бы до теплой юрты добраться! Ветер свистит, за уши хитреца хватает. А в степи нигде не видно дыма над аулом. Напрасно махал камчой Алдар-Косе: старый тощий конь не мог бежать.

Чей сон лучше?

(узбекская сказка)

Пошел однажды Алдар Куса на охоту.
Ходил он, ходил, бродил он, бродил, обошел и степь, и тугаи, и камыши, устал, умаялся, но ничего так подстрелить и не смог.
Только хотел он пойти домой, вдруг смотрит - летят гуси. Не стал мешкать Алдар Куса, прицелился из лука и пустил стрелу.

Плач ширинцев

(узбекская сказка)

Алдар Куса поселился в кишлаке Ширин и стал там сапожничать.
Сидит как-то он в тенистом месте и прибивает подметку. Смотрит все ширинские баи на арбах куда-то едут.
- Эй, почтенные баи, куда собрались?- окликнул их Алдар Куса.

Алдар Куса и дивы

(узбекская сказка)

Рассказывают, что в старые времена злые духи-дивы часто прилетали из пустыни в бухарские селения, поедали скот, похищали людей. Не стало у людей больше сил терпеть. Пошли они к Алдару Кусе и сказали ему:
- Эй, друг! Всем известна твоя храбрость. Освободи нас от ига дивов! Нет нам жизни от них.

Алдар Куса и воры

(узбекская сказка) 

Однажды Алдар Куса возвращался домой из далёкого путешествия.
- Когда Алдар Куса был уже близко от родного кишлака, одной пулей он застрелил четырёх зайцев и сварил себе похлёбку.

Эгры и Тугры

(узбекская народная сказка)

В старые времена жил в одном кишлаке юноша. Звали его Тугры. Кроме лошади, у него ничего не было. Поискал он работу в одном, в другом кишлаке, не нашел. Тогда сел он на лошадь и поехал в дальнюю сторону — искать счастья.
Ехал Тугры, ехал — встретил пешего путника. Разговорились. Тугры спросил путника, кто он, откуда и куда идет.

Хуснобод

(узбекская народная сказка)

Давным-давно, в старые времена, жил жестокий шах, у него была дочь. Звали ее Хуснобод. Девушка была красоты необычайной; назвал бы ее месяцем, да у нее лицо есть, назвал бы ее солнцем, да у нее глаза есть. Перед блеском ее красоты даже полная луна казалась тусклой.